Дауншифтинг — это слабость или новое мышление?

Ответов: 5

У молодых дауншифтинга быть не может, ибо у них ещё «ап-лифтинга» не было. Отказ от карьеры может быть связан с желанием углубиться в самообучение, с принятием фаталистической религии, с интересом к той самой «стране третьего мира» наконец!

А если это обычное тунеядство, то пора задуматься — чему мы детей учим. Стряхнуть пыль с Маяковского «Что такое хорошо…» например.

Ещё Черчилль очень верно сказал, что завоевать и победить народ и страну можно уничтожив и победив школьного учителя.

2 Нравится

Дауншифтинг — это далеко не новое мышление, это просто слово такое новое в русском языке. :) А само явления отказа от деловых амбиций в пользу простых радостей жизни — семьи, личных увлечений — это старо как мир.

В итоге, рано или поздно, почти все приходят к мнению (справедливому, на мой взгляд), что только ради этих простых радостей и стоит жить. Бизнес, работа — это в 95% только средство обеспечить себе саму возможность этих радостей. И очень важно не забыть об этом, когда в бизнесе приходит успех, и вовремя «переключить» передачу.

Слабостью это назвать никак не могу. Считаю это вполне зрелой жизненной позицией.

4 Нравится

Я бы тоже не назвала это слабостью, я назвала бы это недальновидностью. Вырастают дети, им требуется соответствующее окружение и образование. Наши предки жили в деревне до поры, потом вывозили детей в свет. Если есть такая возможность, чтобы и в городе жилье было и где-то на природе, то конечно, почему бы и не пожить в удовольствие. Хотя дети могут и не адаптироваться социально, помните фильм «Близнецы»?

Нравится

Думаю, что дауншифтинг бывает разным. Он может быть как слабостью, так и новым мышлением. Многие дауншифтеры убегают, чтобы не работать, чтобы жить на деньги от сдачи квартиры или другого жилья в городе. Они боятся жить в городе. Это слабость. Но у многих это новое мышление. Все по-разному.

1 Нравится

Сначала немного о терминологии. В классическом и современном понимании, понятие дауншифтинга — это полный и часто демонстративный отказ от всего ранее достигнутого. Но дауншифтер, как правило, нисколько не лицемерит, а отказывается от самого достижения, но не только от внешнего антуража. Первые дауншифтеры отказываются от своих должностей, званий и денег в пользу огромного количества свободного и лично полезного времени (его после самого процесса дауншифтинга можно будет провести со своей семьей или же потратить на любимые хобби). Другие страстно желают меньшей ответственности, напряжённости, отсутствия профессиональных стрессов. Отказ от высокого достижения для таких необычных людей — это вполне осознанная жизненная стратегия, являющаяся, на мой взгляд, именно новым мышлением, но с некоторым оттенком слабинки. И вот почему.

Если человеку по сердцу его постоянное занятие, он никогда не бросит любимую работу за высокую, достойную зарплату. К большому сожалению, далеко не всегда у человека получается сделать фокус «два в одном» — и работа по желанию, и достойная зарплата, поэтому приходится ему идти на очень большие компромиссы. Есть, например, множество профессионалов, которые при всем своём искреннем желании никогда не смогут зарабатывать ровно столько, сколько директор металлургической компании, которая расцветает. Садовник, например. Или средненький врач с медсестрой. При том, что труд, который они успешно выполняют, весьма полезна для общества и крайне нелегка. Но так получается, что все эти уважаемые нами садовники, учителя, врачи не уходят в бухгалтеры или директора. И не уйдут, если им и предложат. И в дауншифтеры не уйдут ни за что. Потому что их работа по-настоящему влечёт этих людей, они приросли к ней, и не произойдёт с ними никакого внутреннего разочарования или переворота, какого-то глубокого чувства неудовлетворения собой.

А дауншифтер разочаровался, хотя и много лет стремился вверх. Это и есть слабинка.

И вот глубокий вопрос, который очень сложно решить каждому руководителю, — а нужно ли удерживать двумя руками уходящего из организации дауншифтера? «Шёлковые наручники» (или «золотые», допустим) для толкового управленца — это прекрасный способ удержать при себе хорошего специалиста, но он ничуть не гарантирует честной и качественной работы. Когда весьма талантливый и успешный управленец (или квалифицированный рабочий, не это важно) почувствует, что давно не любит свою работу, что он «перерос» её или охладел к ней, когда он понимает, что давно надо начинать делать что-то совершенно новое (или вообще ничего не делать), но всё-таки остается, скрипя сердцем и зубами, из-за очень впечатляющей зарплаты — он неизбежно и последовательно деградирует. И весь бизнес деградирует вместе с такими людьми. Такой человек становится купленным, эдаким пенсионерчиком-рантье в свои 30−35 лет с соответствующей пенсионеру логикой и с уже другой психологией действий. Зачастую несостоявшиеся дауншифтеры становятся весьма циничными по отношению к компании, в которой они продолжают работать. Такой «недауншифтер» пренебрежительно относётся к своей продолжающейся деятельности. Поэтому очень многие собственники и руководители предпринимают решительные действия, чтобы побыстрее вытолкнуть такого давно «перегоревшего», но ставшего хитроватым и цепляющегося за деньги работника.

Вывод: Новое мышление дауншифтера выдаёт его чуть ли ни с первых дней перегорания. И не считать это определённой слабостью, на мой взгляд, в большинстве случаев нельзя.

1 Нравится