Почему мы не выбираем судей?

Судья дает оценку нашему поступку и определяет меру наказания. Нашу судьбу определяет неизвестный нам человек, можно сказать, первый встречный. Правильно ли это?

Ответов: 3

Вопрос сложный и вот почему. В последнее время в нашем обществе появилась не очень хорошая, на мой взгляд, тенденция оценивать деятельность всей судебной системы и отдельных судей, в частности. Очень часто эти оценки носят, как бы помягче, резко отрицательный характер. Во многих случаях они являются вполне обоснованными. Я это связываю, прежде всего, с тем, что качество подготовки юристов в ВУЗах резко упало. Чего стоит только такой факт, что в СССР подготовкой юристов, по сути, занималось три ВУЗа: Саратовский, Свердловский и Харьковский юридические институты (я не беру во внимание юридические факультеты, существовавшие при университетах в каждой союзной республике, Москве и Питере). В начале двухтысячных молодые люди поголовно захотели стать юристами, в связи с чем при каждом уважающем себя ВУЗе открывались юридические факультеты, и… понеслось. Но спецов, ученых, профессуры-то на всех не хватило. Поэтому ничего нет удивительного в том, что в настоящее время выявился переизбыток юридических кадров. А самое печальное, что количество, к сожалению, в качество не перешло. И несмотря на ужесточение требований к кандидатам, разного рода препоны, чинимые им, большое их число просочилось в судебную систему. Другой не менее важный вопрос, касается возраста, с которого человек может стать судьёй. В некоторых зарубежных странах для того, чтобы стать судьёй, человек помимо высшего образования, должен поработать адвокатом, прокурором и т. д., соответствующим образом зарекомендовать себя, и, порой, достигнув 35−40 лет, стать кандидатом в самый низший суд. А у нас? Окончил ВУЗ, поработал 5 лет секретарем с/з или помощником судьи и в 25 лет уже можешь баллотироваться в судьи. Человек к этому возрасту не успел нажить даже жизненного опыта, не то, что профессионального (за редким исключением)! И ещё. Мало кто, оценивая деятельность судейского корпуса, обращал внимание на то обстоятельство, что огромное количество граждан России так или иначе становились разнополярными участниками судебных процессов: подсудимый-потерпевш­ий, истец-ответчик. Назначил судья минимальное наказание-осужденный рад до смерти, потерпевший негодует (судью купили). Обратная ситуация: осужден по максимуму (не суд, а судилище), а потерпевший-«справед­ливость торжествует». То же самое с истцами и ответчиками. Так, что все наше общество, условно можно поделить 50 на 50: довольных судом столько же сколько и недовольных. Можно ли в таком случае говорить о том, что народ не ошибается? Не совсем уверен. Ну, как-то так!

1 Нравится

Конечно каждый бы хотел чтобы в случае чего его судил не первый встречный, а хорошо знакомый, самим выбранный или поставленный судья, но тогда не было бы правосудия как такового, вернее ничего не поменялось бы, и нынешних судей кто-то выбрал и поставил возможно с такими же целями.

Да и сама идея выборов судей, по крайней мере в нашем обществе, порочна, с нашей низкой избирательной активностью и с неограниченными финансовыми средствами преступных группировок на местах, мы бы получили судей удобных только бандитам.

Нравится
Что-то не пойму. Выборы дают «зеленый свет» ОПГ, а их отсутствие сдерживает рост преступности? И как это применить к выборам президента?
Я не заметил, а где был вопрос о президенте?)))
В вопросе его нет. Но параллель с выборами судей просто напрашивается. Ключевое слово — выборы!

При советской власти «народных судей» выбирали. Но это был такой же фарс, как и любые советские выборы.

Нравится
Можно подумать фарс приказал долго жить при демократах и либералах. Все осталось на своих местах.